MDРУEN

Виктор Пушкаш: Система правосудия должна пройти самоочищение

Правовая реформа в Молдове на повестке дня вот уже много лет. Этот вопрос стал ключевым в наших взаимоотношениях с ЕС и другими внешними партнерами, из-за него скоропостижно пало правительство Майи Санду.
 
Но единства во взглядах на то, каким должна быть реформа системы правосудия, с чего начинать и чем должна заканчиваться эта реформа, нет ни среди политиков и экспертов, ни в рядах простых граждан. Тем ценнее узнать мнение на этот счет человека знающего и авторитетного – председателя Верховного суда МССР в 1985-1989 годах, председателя Высшей судебной палаты Молдовы в 1995-1998 годах, судьи и председателя Конституционного суда в 2001-2013 годах Виктора Пушкаша, передает logos.press.md 
 
«ЛП»: - Виктор Степанович, сегодня много говорится о  реформе системы правосудия в Молдове и ее значимости для будущего страны. Как Вы лично понимаете эту реформу, и на какой стадии, на Ваш взгляд, она находится на данном этапе?
- Начну с того, что о реформе системы правосудия много говорится не только сегодня. Этот процесс начался еще в середине 90-х годов, когда мы инициировали коренные преобразования в системе и формирование органов самоуправления судов. Документ под названием «Концепция судебно-правовой реформы» был принят в июне 1994 года и предполагал комплексные меры по изменению практической и функциональной направленности деятельности всех  правоохранительных структур, включая правовое образование, финансирование институтов, их техническое оснащение и территориальное размещение. Именно тогда Верховный суд был преобразован в Высшую судебную палату, впервые сформирован орган самоуправления судов – Высший совет магистратуры, были созданы суды первой инстанции и специализированные суды, проведены другие кардинальные преобразования в системе.
Но, к сожалению, по разным субъективным, политическим и иным причинам реализация «Концепции судебно-правовой реформы» так и не была доведена до конца. Прежде всего, юстиция не финансировалась в должной мере, что позволило бы вывести на качественно новый уровень и подготовку кадров, и техническое оснащение инстанций, и даже их размещение в соответствующих  требованиях зданиях и помещениях.
При этом я считаю, что в те годы было сделано немало правильного и полезного в вопросах реформы правовой системы. К примеру, тогда была введена практика назначения судей только при достижении возраста в 30  лет, когда он становится уже состоявшейся личностью. Сначала на 5 лет, и только после этого, в случае отсутствия к нему претензий в профессиональном и человеческом плане – пожизненно, до достижения возраста 65 лет. Пусть с задержкой, но все же в 2006 году был создан Институт юстиции, который призван готовить кадры и повышать квалификацию судей.
И главное – эти реформы позитивно были восприняты судебным сообществом, первоначально большинство судей стремились к независимости, заработали органы самоуправления, был запущен механизм саморегулирования системы.
«ЛП»: - Но при этом сегодня все говорят о «зависимости»  судей, их срастании с политиками. Почему, на Ваш взгляд, многие судьи, в том числе из состава Конституционного суда, в открытую и добровольно отказались от независимости? И можем ли мы говорить о реальном разделении властей в Республике Молдова, о наличии своего места, роли и  авторитета у судебной системы?
- Думаю, ответы на эти трудные вопросы и должны стать ключом к  понимаю того, в какую сторону необходимо двигаться в проведении реальной  судебной реформы.
Начну с того, что проблемы в системе начались после 2001 года, когда стали проводиться определенные «чистки» среди судей по принципу лояльности. Но это еще были цветочки. Настоящим позором для системы правосудия и для всей Молдовы стал 2009 год, когда политическое влияние на все институты правосудия стало открытым, циничным и беспрецедентным.
В этом прежде всего виноваты политики. Но я ни в коем случае не хочу снимать ответственности и с самих судей. Я прекрасно знаю, что захочешь быть независимым – будешь. Захочешь политическое прикрытие – оно тут же появится. К сожалению, не на высоте оказался в этой ситуации Высший совет магистратуры. Это орган самоуправления судебной системы, который обязан был противостоять политическому влиянию на суды и предотвратить ту вакханалию с назначением судей и распределением дел среди них «по интересам». Вместо этого сам ВСМ стал инструментом политического манипулирования, что очень печально.
В Конституции Молдовы ст. 6 однозначно предусматривает разделение властей в стране. Три ветви власти должны взаимодействовать между собой и уравновешивать друг друга. Но, к сожалению, на самом деле у судебной  власти сегодня нет реального места в системе правосудия, а ее роль и авторитет на очень низком уровне. Поэтому задача правовой реформы – вернуть судебной системе прописанные в Конституции функции и место,  повысить авторитет судей. Мы должны прийти к тому, что судья, как жена Цезаря, должен быть вне подозрений. Он может ошибаться, но не должен быть предвзятым, а тем более – политически пристрастным. Все мы, и прежде всего сами суди, должны осознавать, что никто не обладает таким объемом власти, как судья. По его решению людей сажают в тюрьму или освобождают от наказания. Поэтому должна быть полная ответственность и справедливость в каждом его решении.
«ЛП»: - Как этого добиться? Какие первоочередные меры необходимо предпринять, чтобы реформа правовой системы стала действенной, эффективной и – главное – видимой и осязаемой для общества?
- Начать необходимо с подготовки кадров. Еще на этапе обучения и вступления в профессию каждый судья должен в полной мере осознавать, на что и зачем он идет, понимать ответственность, которую он на себя берет. Должен измениться и принцип назначения судей – если до сих пор исходили только из его профессиональных знаний и опыта, то сейчас учитываются такие факторы, как источники обогащения, человеческие качества, отзывы с прежней работы и т.д.
С другой стороны, судья должен быть обеспечен государством таким образом, чтобы он был не бедным и не богатым. Свою работу он не должен превратить в источник обогащения, а свой авторитет променять на статус политической прислуги. Кроме того, должны быть созданы нормальные условия для деятельности судов – помещения, оборудование, персонал и т.д. Необходимо повысить роль органов самоуправления судей – ВСМ и особенно общего собрания судей.
В этом контексте не могу не отметить, что сразу после решения парламента о «захваченном государстве» Высший совет магистратуры обязан  был немедленно собрать общее собрание судей и отреагировать. Этого, к  сожалению, не произошло, что и стало одной из причин кризиса осенью  прошлого года. Вообще, ВСМ не хватает публичности и прозрачности в  работе, нет должной реакции на появляющуюся в СМИ информацию о странных решениях, явных нарушениях в работе судей или их незаконном обогащении. Это не способствует укреплению авторитета системы и усиливает подозрения в «круговой поруке» в рамках судебной системы. На самом деле  это не так, среди судей много честных и порядочных профессионалов. И их надо поддерживать, продвигать и сделать все возможное, чтобы именно они  определяли «лицо» и авторитет системы, а не скомпрометировавшие себя личности.
«ЛП»: - В реформировании правовой системы Молдовы большую  заинтересованность проявляют (и оказывают соответствующую поддержку) наши партнеры из ЕС. На Ваш взгляд, кто должен играть ключевую роль в  проведении эффективной правовой реформы – парламент страны, глава  государства, внешние партнеры или сама система изнутри должна пройти через самоочищение и самоорганизацию?
- Поддержка внешних партнеров важна и необходима, как и реальная заинтересованность всех ветвей власти в проведении полноценной и эффективной правовой реформы. При этом как от ЕС и других партнеров, так  и парламента и правительства Молдовы должна быть не только финансовая поддержка реформы, но и эффективный контроль всего процесса преобразований.
При этом ключевую роль в реформировании системы должны сыграть сами правовые институты. Необходимо изменить не только отношение к своим обязанностям судей и организацию работы судов в целом, но и  функционирование всех структур в цепочке осуществления правосудия – прокуратуры, МВД, адвокатов и т.д. Должен быть комплексный подход к реформе всей системы, а не отдельных ее составляющих.
Если вернуться непосредственно к судебной реформе, то нужно внедрить несколько принципиально важных, на мой взгляд, новшеств. Более двадцати лет я выступаю за то, чтобы при судах были созданы и функционировали Комиссии по этике, которые станут своеобразным барьером для попадания в систему или пребывания там нечистоплотных судей. Второе: необходимо расширить полномочия органов самоуправления в судебной системе, в первую  очередь общего собрания судей, придать ему конституционный статус и  сделать его эффективным инструментом противодействия сращивания ВСМ с политическими силами. И начать необходимо с немедленной отставки  нынешнего состава ВСМ. Третье: надо найти механизмы и стимулы, чтобы заставить институты государства в области проверки неподкупности  исполнять в полной мере свои функции, в том числе в отношении прокуроров, судей и адвокатов.
Мы должны на уровне государства и общества создать традицию, основанную на конституционном принципе разделения и взаимодействия ветвей власти. Для этого предлагаю после очередных выборов в парламент и формирования нового правительства в обязательном порядке проводить слушания по проблемам юстиции и отношения общества к ней.
Я бы предложил также вернуться к практике специализированных судов. И более того – создать специализированный уголовный суд (такая инициатива была в 1998 году). Его функции должны включать в себя рассмотрение в первой инстанции всех тяжких и особо тяжких преступлений в отношении представителей высшего и среднего эшелонов власти. Тем самым будет создан дополнительный инструмент для борьбы с местничеством, крышеванием, рейдерскими атаками, злоупотреблениями при перераспределении собственности. Актуальным представляется и создание суда для рассмотрения дел о коррупции. Если эти инициативы будут реализованы, то у судей в таких судах должен быть особый статус и  полномочия, чтобы они могли в полной мере исполнять возложенные на них  обязанности.
А в целом, если мы хотим реальной реформы юстиции, то об этом надо меньше говорить, а перейти к конкретным действиям. И внешние партнеры, и профессионалы внутри страны уже много раз говорили, что конкретно необходимо делать, чтобы правосудие в Молдове стало независимым и эффективным. Надо всего лишь засучить рукава и работать.
 

Пользователь

Контакты

Антикамера ЕУМ

+373 22 509 122
+373 22 509 127
info@usem.md

Антикамера Лицея
+373 22 509 131
liceul.european@yahoo.com

На какой Факультет Вы хотели бы поступить?

Задайте вопрос